Создание нового транспортного узла в Омске диктует жизнь

evraziyskiy_soyuz_karta34

Новая экономическая и геополитическая реальность представляет Омску и проекту нового транспортного узла на территории Омской области отличные шансы. Какие? Читайте об этом в нашем материале.

Формирование независимого центра экономики и финансов на основе Таможенного Союза (Евразийское экономическое содружество или ЕАЭС) уже начато. С 1 января 2015 года Россия, Казахстан и Белоруссия дают старт первому полноценному объединению в Евразии со времени распада СССР. К этому союзу стороны шли долго, проходя сложные этапы переговоров, недопонимания, расхождений во взглядах, — всё это позади, выработаны регламенты нового объединения, подписаны документы на высшем уровне. Конфигурация Евразии с нового года значительно меняется: российская Сибирь и северная часть Казахстана превращаются в географическое ядро нового Союза. С учетом обозначенных Президентом России акцентов на развитие Арктики, Сибири и Дальнего Востока, созданы предпосылки для новых перспективных транспортных схем Евразии. Наиболее выгодным в этом плане центром будущего транспортного евразийского хаба становится Омск. При дальнейшем росте Союза в Евразии значение этого миллионного города в Западной Сибири будет только расти, ведь сегодня речь идет о дальнейшем перспективном расширении будущего континентального объединения: южнее Казахстана его участниками станут Киргизия, Таджикистан. Пока неясна роль в данной конфигурации Афганистана, но далее на юг находится огромный Пакистан и вторая после Китая по численности населения страна – Индия. ЕАЭС даже не уровне постоянных экономических контактов с Пакистаном и Индией получает для себя мощнейший рынок сбыта, куда более серьезный, чем Европа или Юго-Восточная Азия. Добавим к этому списку замыкающий с юга контур Евразии почти 100-миллионный Иран, находящийся в довольно позитивных отношениях с Россией, Казахстаном и Белоруссией, и мы получим потенциальную стабильность в Средней Азии, а также еще один сильный очаг производственной кооперации и сбыта товаров ЕАЭС. Как известно о возможном присоединении Турции, Армении и даже Израиля к Таможенному Союзу в самих этих государствах говорят много, но пока лишь Армения наиболее близка к фактическому вступлению в организацию. С востока добрососедские отношения поддерживаются с Китаем, далее на юго-восток – с Вьетнамом (страна выражает желание участвовать в формирующемся Союзе). Финансовые центры Азии в Гонконге и Сингапуре уже фактически задействованы в работе ЕАЭС. Таким образом, складывающаяся конфигурация говорит о начале формирования евразийского единого пространства, своего рода новой мировой экономики, которая в разы сильнее англо-американской по своему потенциалу.

Для сибирских регионов России при новом раскладе возникла отличная возможность из провинциальных превратиться чуть ли не в центральные, на новых транспортных коммуникациях Евразии. Но для использования выгод ситуации необходимо понимание ее перспектив и особенностей на уровне лидеров регионов, бизнеса, ученых и представителей СМИ. Например, Институт демографии, миграции и регионального развития еще в марте 2014 года представил в Омске уникальный проект экономического развития «73-ий меридиан», который подразумевает создание евразийского товарно-транспортного коридора по линии Арктика (новый центр роста России) – Западная Сибирь (Омск) – Казахстан и далее на юг, включая Пакистан. По сути это проект создания новой экономической системы мирового уровня без какой-либо привязки к США, Европе или Китаю.

В деловых кругах России идет активное обсуждение новых реалий. В частности, 3 октября, в Москве состоялось первое заседание комитета общественной организации «Деловая Россия» по делам СНГ и формированию Единого экономического пространства. Сформированный комитет будет функционировать для содействия реализации союзной экономической интеграции, работы с национальными и наднациональными органами управления и налаживание деловых контактов, ускорения обмена информацией и более тесного взаимодействия производственных, коммерческих, банковских и других хозяйственных структур государств-членов СНГ и ЕАЭС.

— Перспективы объединения в новую модель сотрудничества — это, с одной стороны, ответ на актуальные вызовы глобальных экономических трансформаций, а, с другой, это будет способствовать дальнейшей интеграции, взаимопроникновению и повлечет за собой серьезный рост наших национальных экономик, и в целом экономики стран Евразийского экономического союза, на мировых рынках, — заявил председатель комитета, член генсовета «Деловой России», генеральный директор Межгосударственной корпорации развития Иван Поляков. Он также наметил самые актуальные вопросы повестки: переориентация бизнес-контактов на страны ЕАЭС, уже являющиеся членами или заявившие о своем желании войти в его состав, и ШОС, улучшение инвестиционного климата как гарантия стабильности бизнеса в условиях санкций западных стран.

По мнению председателя наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова, в текущих условиях жесткой конкуренции с США, Евросоюзом и Китаем России необходимо менять экономическую модель, запускать новую индустриализацию и создавать опорные точки экономического роста. «Мы как экономика являемся производной функцией от не устанавливаемой нами цены на нефть», — говорит Крупнов. По его мнению, санкции не только обнажили эти структурные проблемы, но и дают шанс на их исправление. К примеру, таким шансом может стать Индо-Сибирский проект, когда в Единое экономическое пространство должны быть интегрированы не только бывшие советские среднеазиатские республики, но и Иран, Пакистан и Индия. Например, у Пакистана есть потребность в электроэнергетике, и эту нишу могут занять российские производители.

В прошлом году Тегеран заговорил о возможности присоединиться к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Эта возможность обсуждалась как властями Ирана, так и лидерами стран ЕАЭС. В принципе, Тегеран может войти в интеграционное объединение как «донор», поскольку уже показал себя надежным инвестором в Таджикистане, где реализовал несколько крупных проектов – строительство ГЭС «Сангтуда-2» стоимостью 220 млн дол., а также Анзобского тоннеля, соединяющего Душанбе с городом Худжанд. В стадии подготовки к реализации находится еще ряд проектов. С Ираном у сибиряков – хороший опыт сотрудничества: с середины 90-х до почти конца первого десятилетия 21 века в Тегеране, Машхаде и других крупных центрах этой страны работали сотни пилотов, техников, инженеров – российская региональная авиация, чтобы выжить, уходила на своих тогда еще многочисленных Ту-154 на персидские маршруты. В частности, такой авиакомпанией была «Омскавиа». В 2003 году миссия омской торгово-промышленной палаты побывала в Тегеране, где обсуждалось много перспектив сотрудничества. Но тогда Россия упорно шла в западном направлении, попросту не понимая, что деньги и развитие можно найти совсем в другом месте, с куда меньшими потерями для своей экономической независимости…

Сегодня развитие технологий и рост экономик региональных центров Евразии уже очевиден. Одной из сложнейших, но вполне выполнимых задач на ближайшее будущее в России может стать изменение мышления областных и краевых руководителей. Многие из них воспринимают ситуацию, исходя из стандартизированного мышления 90-х годов прошлого века: США, Европа и Китай – а других стран вроде как и нет. Но на дворе совсем иная эпоха, а значит необходимо действовать, исходя из ее реалий и вызовов. И действовать нужно уже сейчас.

 Евгений Белкин

Использованы материалы omskzdes.ru, idmrr.ru, mir24.tv, omsk-feodorvka.ru, regnum.ru
Facebooktwittergoogle_plusrssyoutubeby feather
Both comments and pings are currently closed.