Новые евразийские маршруты-2: Открываем Иран

иран авиация

Тегеран – это столица Ирана. Самый большой город с населением более 12 миллионов. Москва по-ирански. Да и расстояние между Омском и Тегераном идентично полету Омск — Москва. 2700 км по прямой. Три с половиной часа полета (с учетом взлета-посадки). Тегеран это мегаполис со всеми атрибутами: метро, международные аэропорты, транспортно-логистический и производственный комплексы, научный центр, большой рынок потребления…

При базировании в Тегеране бизнес-представительств и российских транспортных компаний открываются соседние рынки Аравийского полуострова, Северо-восточной Африки (Египет, Судан, Эфиопия), Пакистан (отдельная тема для следующей статьи!).

Для начала неподготовленным читателям сразу объясним: Иран и Ирак это 2 разных государства. Смеяться не нужно, потому что многие действительно путают эти две совершенно разных и непохожих страны. Ирак долгие годы был под властью Саддама Хусейна. Население Ирака едва достигает 35 миллионов человек, и сегодня на значительной части этого некогда серьезного арабского государства царят анархия и война, принесенные туда извне после свержения режима Хусейна в 2003 году. Ирак – государство, искусственно сформированное в 20 веке, после развала вначале Османской империи, а потом Британской и Французской – у всех были свои интересы в регионе.

Иран — по сути монолитное имперское государство, одна только монархическая система (персидский шах = император) которого существовала почти 3000 (!) лет и пала лишь после народной национально-освободительной революции в 1979 году. Иранцы в большинстве своем говорят на фарси, почитают свою историю, в интеллектуальной среде говорят о долгом пути их предков-ариев много веков назад с территории современной Сибири в Персию (первое название Ирана), значительном периоде доисламской истории, да и вообще об особенном значении своей страны в мировой культуре и цивилизации. В этом они близки к России и Индии, странам-цивилизациям, способным существовать отдельно от любой глобальной системы. 100-миллионный Иран замыкает контур Евразии, образуя в конечном счете вместе с Пакистаном и Индией, огромный геополитический район, где сходятся интересы России в составе нового Евразийского Союза, Китая с англо-американским транснациональным сырьевым форпостом в зоне Персидского Залива (Саудовская Аравия, страны Аравийского полуострова и части территории Ирака). Кстати, территория Ирана довольно статична – государство сохраняет свое историческое пространство на протяжении очень долгого периода. А постоянство территориальное, как известно, формирует и постоянство ментальное.

Чтобы понять Иран, жителям России не нужно далеко ходить: страна, несмотря на восточный колорит, очень близка по ментальности нашей. Особенно это проявляется в традиционности и коллективных взаимоотношениях. Некоторые наши соотечественники, поработав в Иране, обнаруживают схожесть с привычным нам «деревенским» социумом, когда люди легко общаются, помогают друг другу, открыты и готовы обсуждать разного рода философские темы. Здесь мало западного privacy, и поэтому многое понятно русским, индусам, китайцам, но никак не американцам или европейцам.

После Исламской революции 1979 года Иран, как и когда-то Советская Россия первых лет существования, прошел через долгую навязанную извне войну с Ираком (1980-89 гг.). Эти годы стали для страны настоящим испытанием на прочность, потому что у Ирана практически не было союзников. После распада СССР, почти совпавшего с завершением ирано-иракской войны, персы с интересом отнеслись к России. Примерно в 1992-93 годах стартовало экономическое сотрудничество. Иран окончательно избавился от радикального революционного пафоса, стал консервативной фундаментальной страной, начал строить новую экономику, и здесь российские специалисты сыграли свою роль. Почти все 90-е и начало 2000-х годов в Иране летали десятки российских Ту-154, вместе с пилотами и техниками (только авиакомпания «Омскавиа», например, доводила количество своих бортов до 6-7!).

Один из десятков российских Ту-154М, работавших в Иране на рубеже 1990-2000-х гг.

Один из десятков российских Ту-154М, работавших в Иране на рубеже 1990-2000-х гг.

Первый иранский атомный энергетический объект достроили российские специалисты — АЭС в Бушере спасла от уничтожения российское производство реакторов в труднейшие для отрасли 90-е годы. Когда в начале уже 2000-х годов Россия начала выходить из затяжного экономического пике, иранцы были готовы расширить связи. Налаживались мостики дружбы: наши бизнесмены пытались зайти на рынок южной страны, причем персов интересовали серьезные товары, связанные с транспортом, технологиями машиностроения, оборонительными системами. Иранцы тоже были не прочь поработать внутри России, но… Как вы все знаете, в то время российская элита была ориентирована на западный вектор развития. Так было упущено много времени и возможностей, особенно, для российской промышленности.

Кардинальные изменения начались в 2012-2013 годах, когда странами сделаны первые конкретные шаги на пути снятия внешних препятствий: начаты большие программы технического сотрудничества, подписано соглашение о создании российско-иранского банка для торговли без использования американских долларов между странами, налажены хорошие связи на уровне культуры и даже религии (иранский Ислам — это далеко не радикальное шиитское течение, которое, как и Православие, уникально в своей философии и книжной традиции, и сегодня выступает за сохранение уникальности культурного и религиозного многообразия в Евразии). Несмотря на серьезнейший и многолетний конфликт Запада и Ирана, в самом Иране огромное количество американских, французских, немецких технологий, машин, производств. Поговорим об этом подробнее.

Что из себя представляет современный Иран? Чем он может быть интересен российскому бизнесу? Практически всем. Это один из самых быстрорастущих рынков Евразии: от автомобилей и сельхозпродукции до технологий. Страна очень колоритна, как и в России, много диаметрально противоположных вещей: от космических проектов до очень скромных деревенек на отшибе. Жесткое законодательство и при этом возможное решение запутанных вопросов в дружеском общении. Хорошие автодороги и высокая транспортная активность населения: много машин, развитая сеть местных авиаперевозок, реконструируемые железные дороги. Есть много производственных площадок, относительно недорогая рабочая сила, большой процент молодежи от общего числа населения…

Если говорить о бизнес-интересах мировых компаний, то часто вопреки внешней риторике, они инвестируют в Иран миллиарды. Начнем с того, что та самая первая иранская АЭС в Бушере была начата как проект немецкого концерна Siemens, а построена Росатомом. Уже в годы после исламской революции в Иране активно ведут себя французы – автозавод Peugeot – интересный тому пример (французские инвестиции создали иранскую автомобильную промышленность сегодняшнего дня – изучите модельный ряд национального автогиганта Iran Khodro). Китай в начале 2000-х зашел в Иран основательно: достаточно упомянуть масштабное строительство Тегеранского метро компанией из КНР. До событий на Украине представители авиазавода из Харькова работали с государственным иранским концерном HESA по проекту локализации самолета Ан-140 – IrAn-140 (собрано около 20 машин).

IrAn-140: лицензионный Ан-140

IrAn-140: лицензионный Ан-140

Имея большое количество американской техники, закупленное в 1977-79 годах перед революцией, иранские инженеры и производственники освоили выпуск большого числа комплектующих к ней. Также ведутся разработки и производство собственных систем вооружения, включая сложные. Использование кооперации с Северной Кореей и Китаем позволило Ирану в прямом смысле дотянуться до звезд: первые запуски спутников ракетами с персидской территории – уже не фантастика.

Да, это Иран 21 века, при этом не стоит списывать Иран века 20-го с его нефтью и газом, по запасам и добыче которых страна занимает ключевые позиции в Евразии. Поэтому технологии и оборудование для добычи/ переработки сырья — всегда актуальное направление совместной работы.

Традиционные культуры обречены на совместное сотрудничество и создание новой экономической модели глобализации на просторах Евразии, где сильный не поедает слабого, а все стороны заинтересованы в равном участии в проектах. В рамках данных вводных, которые я думаю, немного позволяют вам понять, что Иран и Россия это основа для большой дружбы в Средней Азии и как итог – совместного наведения в ней порядка.

Сибирь с учетом всего выше сказанного, снова может быть активно использована как ворота в Иран. У нас есть сотни людей, работавших в Иране (авиационный сектор) до 2009 года. Есть уже союзный Казахстан, через который в итоге будут продолжены маршруты сотрудничества. В случае включения Туркменистана (пока до этого далеко, но…) в Таможенный Союз открывается прямая наземная система транспортных коммуникаций по линии Сибирь — Средняя Азия — Иран…

Маршрут Омск — Тегеран

1414118573_002896_81

В 2002 году Омская торгово-промышленная палата провела бизнес-миссию в Тегеран. Был прямой чартер из Омска тогда еще своей авиакомпании «Омскавиа». Были интересные наработки и переговоры, но снова по причине западного вектора развития всей нашей страны благополучно заброшенные.

В 2014 году первые точки контактов уже обозначаются: совсем недавно омская бизнес-делегация во главе с министром экономики региона Александром Третьяковым посетила XIV Международную Тегеранскую промышленную выставку. Есть и первые предприятия, подписавшие договоры о сотрудничестве с иранскими компаниями.

Дело за систематизацией подобных контактов в Сибири и конкретно в Омской области и прокладке авиамаршрута из Омска в Тегеран.

 

Facebooktwittergoogle_plusrssyoutubeby feather
Both comments and pings are currently closed.